Винтовка Мосина

«Мощный импульс для развития»: как создание винтовки Мосина повлияло на отечественную оружейную школу

16 апреля 1891 года император Александр III утвердил образец трёхлинейной винтовки системы Сергея Мосина. Создание этой модели позволило России вступить в эпоху скорострельного оружия и сократить технологическую зависимость от Запада. Трёхлинейка использовалась около 60 лет, превратившись в эффективное оружие в руках солдат императорских войск и Красной армии, особенно в годы Великой Отечественной войны. С конца XIX века отечественные предприятия выпустили около 37 млн трёхлинеек. Необычайную популярность детища Мосина эксперты объясняют высокой надёжностью винтовки, её простотой в производстве и эксплуатации.

130 лет назад своим указом император Александр III утвердил образец отечественной трёхлинейной армейской винтовки калибра 7,62 мм. Создателем нового изделия был капитан Сергей Иванович Мосин.

Кроме него, значимый вклад в разработку оружия внесли полковник Николай Роговцев, генерал-лейтенант Николай Чагин и бельгийской конструктор Леон Наган.

На Западе образец получил обозначение «винтовка Мосина — Нагана», а во времена СССР и современной России за ней закрепились прозвища «мосинка» и «трёхлинейка».

Под трёхлинейным наименованием подразумевается калибр винтовки, равный трём линиям — устаревшим единицам измерения длины. Одна линия — 1/10 дюйма, следовательно, калибр винтовки составлял 3/10 дюйма, или 7,62 мм.

«Вступление в эпоху скорострельного оружия»

Разработка трёхлинейки осуществлялась в рамках поставленной Главным артиллерийским управлением (ГАУ) Российской империи задачи создать многозарядную винтовку с магазинным питанием. Для оценки перспективных образцов была учреждена Комиссия по испытанию магазинных ружей.

Военное руководство рассчитывало заменить устаревающую однозарядную винтовку системы американского конструктора Хайрема Бердана, в которой использовался 4,2-линейный патрон (10,67 мм).

Недостатки берданки отчётливо проявились в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878 годов, в частности при осаде Плевны. Императорские формирования несли большие потери в боях с турками, использовавшими магазинные винтовки американской компании Winchester.

В государственном конкурсе участвовали образцы, разработанные Мосиным, Наганом и капитаном Зиновьевым. По результатам испытаний было решено отдать предпочтение изделию Мосина, но интегрировать в него элементы винтовки конструкции Нагана и изменения, предложенные членами комиссии.

«Конструктивно винтовка Мосина и винтовка Нагана очень похожи. В итоговом образце, который был принят на вооружение императорской армии, присутствуют элементы обеих систем, поэтому, в принципе, справедливо называть это оружие винтовкой Мосина — Нагана. Правда, в нашей стране закрепилась иная традиция», — пояснил в комментарии RT заместитель директора Музея отечественной военной истории Вадим Антонов.

Массовое производство трёхлинеек было налажено на заводе в Сестрорецке (часть агломерации нынешнего Санкт-Петербурга). Мосин получил должность начальника этого предприятия, где проработал до конца жизни.

Позднее изготовлением винтовок занимался Ижевский оружейный завод. Трёхлинейка выпускалась в трёх модификациях: пехотной, драгунской и казачьей, отличавшихся длиной и наличием штыка.

С 1907 года началось производство кавалерийской версии трёхлинейки — карабина с длиной ствола 510 мм (у пехотной модификации — 800 мм). После революции начальство Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) оставило на вооружении только драгунский образец с длиной ствола 729 мм.

В основу «мосинки» положен простой и эффективный механизм поворотного продольно-скользящего затвора. Как пояснил Вадим Антонов, при одновременном запирании затвора трёхлинейки взводился курок. После этого боец нажимал на спусковой крючок и производил выстрел.

«Винтовки аналогичной по характеристикам конструкции были приняты на вооружение в Германии и Франции. Поэтому «мосинка» полностью соответствовала потребностям и тенденциям своего времени. Именно такие винтовки задавали вектор развитию стрелкового оружия данного класса до середины ХХ века», — отметил Антонов.

Масса трёхлинейки составляла 4,5 кг, начальная скорость пули — 865—870 м/с, вместимость магазина — пять патронов, скорострельность — десять выстрелов в минуту.

Боеприпас для нового оружия разработал полковник Николай Роговцев. Патрон снаряжался бездымным порохом и получил свинцовую пулю в мельхиоровой оболочке, которая была прочнее использовавшегося ранее медного колпачка и не изнашивала ствол, как стальной наконечник.

«Мосинка» оснащалась облегчённым по сравнению со штыком берданки игольчатым клинком. Масса этого спецсредства для рукопашного боя составляла около 300 граммов. Штык трёхлинейки отличался квадратным поперечным сечением и коленчатой шейкой. Клинок примыкался к стволу по правую сторону — стрельба могла вестись только в таком положении, так как при снятии штыка пуля уходила в сторону.

В 1900 году отечественная трёхлинейка была признана лучшей на Всемирной выставке в Париже.

Как говорится в материалах Минобороны РФ, изобретение винтовки системы Мосина «ознаменовало вступление русской армии в эпоху скорострельного оружия под патроны с бездымным порохом, и эта эпоха продолжается до настоящего времени».

Главными достоинствами трёхлинейки в военном ведомстве называют простоту конструкции и безотказность. Во многом именно эти качества обеспечили оружию невероятно долгую эксплуатацию.

«Мосинка» применялась в Русско-японской войне (1904—1905), Первой мировой (1914—1918), Гражданской войне в России (1917—1922), Гражданской войне в Испании (1936—1939), в конфликте на Халхин-Голе (1939) и во Второй мировой (1939—1945). В период Великой Отечественной войны СССР выпустил более 11 млн винтовок и карабинов на базе трёхлинейки. В общей сложности с момента принятия на вооружение было изготовлено порядка 37 млн трёхлинеек.

Как полагают эксперты, принятие на вооружение винтовки Мосина имело огромное значение для развития оборонной промышленности и армии царской России. Трёхлинейка позволила практически полностью избавить империю от технологической зависимости от западных государств.

«Необходимо признать, что Российская империя сильно зависела от зарубежных технологий в области огнестрельного оружия и от поставок иностранных образцов. В этом смысле появление «мосинки» и развёртывание её массового производства в стране можно назвать серьёзным достижением того периода. Закупки западных образцов, конечно, происходили, но в небольшом количестве», — подчеркнул Антонов.

Аналогичной точки зрения придерживается историк оружия Максим Попенкер. В комментарии RT он отметил, что Российской империи требовалось сократить технологическую зависимость от Запада. По словам эксперта, в стране использовались системы западных инженеров, а такие образцы, как винтовки Бердана, производились в России, «но эту ситуацию вряд ли можно было назвать нормальной».

«Принятие на вооружение собственной системы было не только вопросом престижа. На примере трёхлинейки можно сделать вывод, что мы получили мощный импульс для развития отечественной конструкторской школы», — пояснил Попенкер.

По его мнению, Мосин и другие разработчики огнестрельного оружия царской России заложили технологический фундамент, который впоследствии реализовали в своих проектах легендарные советские конструкторы Михаил Фёдоров, Сергей Симонов, Фёдор Токарев, Алексей Судаев, Василий Дегтярёв, Михаил Калашников.

«Достойное оружие»

В разговоре с RT обозреватель журнала «Огневой рубеж» Александр Бутырин заявил, что трёхлинейка завоевала большую популярность благодаря достаточно мощному калибру, простоте производства, удобству и надёжности в эксплуатации. В то же время эксперт считает, что в Великой Отечественной войне применение «мосинки» потеряло актуальность.

«Винтовка системы Мосина была достойным оружием для периода конца XIX века и начала XX века. Очень хорошо она показала себя в Первой мировой. Есть разные мнения, но мне представляется, что к ВОВ она устарела. Трёхлинейки были почти в каждом подразделении РККА — их использование носило вынужденный характер из-за дефицита более совершенного огнестрельного оружия», — рассказал Бутырин.

В свою очередь, Вадим Антонов придерживается иного мнения. Он обратил внимание на то, что в годы Второй мировой войны винтовки оставались основным вооружением пехотинца в ведущих армиях мира, включая вермахт. По словам эксперта, «мосинка» внесла большой вклад в победу, так как самозарядные винтовки Токарева СВТ-38 и СВТ-40 оказались достаточно сложными в производстве и эксплуатации.

«Винтовка Мосина была гораздо проще и в производстве, и в освоении. Она была менее зависима от плохого обслуживания. Если автоматическая винтовка забивалась грязью или её недостаточно хорошо смазали, это влияло на её надёжность в бою. Наши солдаты в окопах с трудом могли обслуживать конструкцию Токарева», — рассказал Антонов.

Попенкер также считает, что применение трёхлинеек в ВОВ было «достаточно адекватным решением» с учётом тяжелейших условий, в которых находилась страна. Кроме того, эксперт напомнил, что винтовка Мосина постоянно совершенствовалась.

Первой модернизации оружие подвергалось в 1907—1910 годы. Царские инженеры изготовили для трёхлинейки новый патрон с остроконечной пулей и улучшили прицельное приспособление. В советские годы результатом доработки «мосинки» стало принятие на вооружение улучшенной винтовки образца 1891/1930.

По словам Антонова, изменения в трёхлинейку вводились постепенно до 1935 года. В итоге модификация «мосинки» к началу ВОВ была заметно эффективнее в сравнении с образцом 1891 года. Советские инженеры не стали менять конструкцию, но радикально улучшили качество комплектующих, отмечает эксперт.

Помимо этого, в ходе модернизации 1930 года появилась снайперская версия винтовки. А в тяжелейшем 1942 году благодаря разработке конструктором Дмитрием Кочетовым кронштейна красноармейцы получили возможность устанавливать на трёхлинейках современный на тот момент укороченный прицел образца 1940 года.

По завершении ВОВ «мосинка» осталась на вооружении советской армии. Как считают эксперты, окончательно она утратила актуальность с широким распространением в войсках автоматов Калашникова.

Примечательно, что в послевоенный период трёхлинейка получила развитие как оружие советских биатлонистов и объект коллекционирования.

«Винтовка Мосина была менее требовательной, более технологичной в производстве и надёжной в бою в сравнении со многими другими образцами. Её создание и последующая модернизация позволили обеспечить нашу армию эффективным и недорогим оружием», — подытожил Антонов.

Алексей Заквасин, Елизавета Комарова. RT

Оставить комментарий